Главная - Административное право - Процедура осуждпнного от суда до зона

Процедура осуждпнного от суда до зона


  • Актуальные темы:
  • Проблемы НКО
  • Мониторинг правоприменения
  • Экология
  • Мониторинг на выборах
  • Историческая память
  • Памяти наших коллег

Пресс-Центр

Рекомендации СПЧ по итогам выездного заседания в Республике БашкортостанРекомендации СПЧ по итогам выездного заседания в Иркутской области

Новости RSS

Пресса о Совете

ФСИН сделала исключения правилом. По закону нельзя увозить осужденных далеко от дома, но отсидеть рядом часто можно лишь за деньги

Конституционный суд (КС) рассматривает очередную жалобу заключенного на то, что колония, где он отбывает наказание, находится далеко от места его фактического проживания, а это нарушает его права. Например, родственникам сложно приезжать на свидания с ним. Эксперты подтвердили: в правилах этапирования так много исключений, что их, по сути дела, можно и не соблюдать.

Осужденный по «террористической» статье 205 Уголовного кодекса (УК) Иван Асташин, который отбывает свой без малого 10-летний срок в Норильске, обратился в КС с просьбой пересмотреть положения статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК). В ней говорится, что у Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) есть право самостоятельно определять колонии для осужденных, отбывающих наказание за преступления против общественной безопасности. В иске же в КС указывается, что человек тем самым, например, «не может реализовать положенные ему свидания с семьей». По закону тому же Асташину были положены четыре свидания, но реально члены семьи могут приезжать к нему не более раза в год. Кстати, Асташин уже обжаловал статью 73 УИК в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), который признал его претензии обоснованными.

Напомним, что в УИК написано: осужденные отбывают срок в регионе, в котором они жили или были осуждены. Исключение лишь для тех, кто был осужден по статьям о терроризме, экстремизме и других преступлениях против общественной безопасности. Однако на практике, говорят эксперты, отправить в отдаленные места реально могут любого заключенного.

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Андрей Бабушкин указывает, что подобная практика увеличивает вероятность рецидива преступления, поскольку в таких условиях «криминальные круги получают фору в соперничестве с семьей осужденного за влияние на него».

«К огромному сожалению, тюрьмы переполнены – и зачастую осужденных отправляют за тысячи километров от места их прописки и нахождения родственников», – отметила председатель Московской городской коллегии адвокатов Анна Бутырина. Она напомнила, что осужденный, конечно, вправе написать заявление о направлении его в ближайшую колонию, но окончательное решение – за ФСИН. «Как правило, такие заявления рассматривают не в пользу осужденного. Зачастую бывает, что человека специально отправляют в нужную колонию, на «раскрутку», для того чтобы, например, выбить нужные показания, которые не смогли получить в СИЗО», – отметила адвокат.

[1]

«ФСИН нередко злоупотребляет правом перевода осужденных», – согласна координатор программы «Адвокаты против пыток» Анна Кутузова. «Несмотря на то что законодательством предусмотрены требования об отбытии наказания вблизи места проживания, в том регионе, где у осужденного проживает семья, во ФСИН научились обходить данную норму», – заявил «НГ» основатель соцсети Gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, этапирование в регионы целиком и полностью находится в ведении оперативного управления ФСИН. Так что, по словам Осечкина, человека могут отправить и в подготовленную для его «встречи» колонию – к примеру, по заказу конкурентов по бизнесу.

Кроме того, сообщил он, есть масса жалоб от заключенных о том, что причиной их этапирования в удаленные регионы стал отказ родственников давать взятку. Адвокат коллегии «Леонтьев и партнеры» Дарья Евменина подтвердила наличие коррупции: «На практике адвокаты нередко сталкиваются с так называемыми помощниками, которые еще до приговора активно предлагают помощь в определении подзащитного в ближайшие колонии за определенную сумму».

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Сергей Насонов считает оспариваемую норму УИК пережитком царских времен: «Очевидно, что она направлена на ужесточение наказания и усиление его карательного элемента». Направление осужденного в отдаленные места создает целый ряд проблем, но прежде всего «это фактически лишение права на свидание с родственниками». При этом Насонов напомнил, что данная статья УИК уже как минимум дважды проверялась в КС и была признана конституционной. «Суд счел, что нормы направлены на индивидуализацию наказания и дифференциацию условий его отбывания с учетом характера преступления, его опасности». Однако на этот раз КС не отклонил жалобу истца, а принял ее к рассмотрению, что уже свидетельствует о возможном изменении его позиции. Ведь предыдущая, отметил адвокат, была вынесена до постановления ЕСПЧ 2015 года, в котором указано на нарушение статьи 8 «Право на уважение семейной жизни» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Правила конвоирования подозреваемых и обвиняемых

Подозреваемых, как правило, конвоируют до суда, а обвиняемых – по этапу. Конвоирование в обоих случаях – это правила сопровождения осужденных, направленные на сохранение общественной безопасности.

Порядок конвоирования строго регламентированы. Нарушение правил конвоирования осужденных иногда может привести к серьезным последствиям.

Стоит хотя бы вспомнить эпизод со стрельбой в суде Москвы, когда конвой опасных преступников осуществляла девушка, и количество конвоиров не соответствовало числу осужденных.

Кто занимается конвоированием?

Конвоирование заключенных в 2020 году осуществляют специальные отделы органов внутренних дел. Для этого создаются подразделения охраны и конвоирования.

В их задачи входит:

  • Содействие исполнению наказания при помощи доставки осужденных до колоний, тюрем, изоляторов;
  • Содействие осуществлению правосудия при помощи доставки осужденных до зала судебного заседания;
  • Защита общественной безопасности от преступника;
  • Защита преступника от возмущенной общественности.

Состав группы конвоя выглядит следующим образом:

  • Начальник конвоя;
  • Помощник начальника;
  • Кинолог с собаками;
  • Конвоиры.

Конвой может быть обычным и усиленным. Последний применяется в тех случаях, когда необходима охрана опасных преступников.

При обычном конвоировании действуют 2 конвоира на 1-2 преступников. При усиленном конвоировании действуют 3 конвоира на 1 преступника.

У конвоиров всегда есть основные и запасные маршруты. Последние нужны в тех случаях, когда существует угроза побега или нападения на автомобиль.

Инструкция по конвоированию

Прием осужденных к конвоированию осуществляется по одному в комнате, где присутствуют только осужденный и конвоиры.

Преступника подвергают обязательному обыску, изымая у него запрещенные вещи. Всю информацию об осужденном конвоиры обязаны заносить в специальный журнал.

Обыск при конвоировании осуществляет один человек на 5 осужденных. С конвойной машиной всегда имеется связь по радио каналам.

Доставка осужденных или подозреваемых в суды должна быть заранее согласована с сотрудниками изолятора. Для этого в СИЗО передается требование о доставке того или иного лица, содержащегося в данном учреждении.

В требовании указывается время и дата, когда будет происходить судебное заседание, имя судьи, рассматривающего его дело, и заверяется печатью.

Без должным образом оформленного требования о доставке осужденного или подозреваемого конвоирование не будет осуществлено.

Утром конвой собирает группу осужденных, которых нужно доставить в суды, и развозит их. В судах, как правило, есть специальные закрытые залы, вход в которые установлен отдельно от основного. Именно туда осужденных привозит конвойная машина.

Основаниями установления усиленного конвоя являются:

  • Информация о подготовке побега;
  • Информация о нападении на охрану;
  • Информация о попытке суицида осужденного;
  • Длинные маршрут конвоирования;
  • Географическая сложность маршрута конвоирования;
  • Осуществление конвоя воздушным или водным транспортом.

Конвой обязательно должен быть вооружен в целях безопасности. Осужденного доставляют в зал судебного заседания в наручниках, заводят в камеру. Уж в камере через специальное окошко наручники снимаются, но не в отношении всех осужденных.

Конвоир, как минимум один, всегда должен присутствовать в судебном заседании во время слушания.

Как правило, конвоиры меняются и по очереди сидят на судебном слушании. Такие осужденные всегда находятся за решеткой в зале суда или в специальных стеклянных боксах.

Никогда нельзя знать наверняка, что осужденные или подозреваемый безопасен. Риск потенциальной опасности, исходящей от этапируемого или конвоируемого лица, есть всегда.

Этап – это одна из стадий исполнения наказания, которая заключается в доставке осужденного до места отбывания назначенного срока. Условия этапирования далеко не самые лучшие.

Осужденные едут неделями по стране в душных или холодных вагонах, не имеют возможности нормально поесть или помыться. Это одно из главных испытаний, которое необходимо преодолеть осужденному на этапе своего исправления.

Как в России этапируют заключенных и что с ними может случиться по пути

Леонида Развозжаева никак не могут найти адвокаты. Оппозиционера, которого обвиняют не только в подготовке массовых беспорядков, но и в разбое 15-тилетней давности, ещё на прошлой неделе этапировали в Ангарск Иркутской области.

Но спецпоезд с обвиняемым до сих пор не дошёл до места назначения. Защита Развозжаева уже назвала происходящее с ним новым похищением. А наша коллега Елена Шмараева выяснила, как этапируют заключённых и обвиняемых в России и что с ними может произойти по пути.

Шмараева: Сначала о Леониде Развозжаеве. Действительно, из Лефортово его вывезли еще 18 декабря, то есть шесть дней назад.

Этапирование обвиняемых и заключенных, по закону, в экстренных случаях осуществляется на самолете, но гораздо чаще используется поезд.

Видимо, как раз на поезде и везут Развозжаева, как рассказал сегодня в эфире ДОЖДЯ его адвокат Руслан Чанидзе, защита по своим каналам выяснила, что их клиент доехал до Челябинска.

Руслан Чанидзе, адвокат Леонида Развозжаева: На данный момент, по нашим неформальным данным, в субботу он был в Челябинске, соответственно, его быстро везут в Иркутск.

Вопрос: для чего такая быстрота, и почему в Иркутское СИЗО в праздники? Есть фильм про Иркутсткое СИЗО, какие там пытки с людьми происходят. В «Новой газете» вышла статья, и там тоже это указано, мне стало страшно.

Действительно, Развозжаев должен оказаться в иркутском СИЗО где-то к новому году или чуть позже, это исходя из принятой практики. В законе никаких сроков этапирования заключенного или обвиняемого не прописано.

По данным правозащитников, из Москвы в Иркутск зеки едут около двух недель, иногда до месяца. Везут осужденных и обвиняемых в специальных вагонах, которые называются «вагонзаками», но более распространено такое название как столыпинский вагон. Вот так они выглядят, с той стороны, где располагаются камеры, на вагоне нет окон, с противоположной – там, где коридор, на окнах решетки.

В каждом таком вагоне несколько камер: как правило, три малых и пять больших. Большая камера это три с половиной квадратных метра. В камере шесть полок нар с каждой стороны и одна откидная полка посредине. При этом норма наполняемости такой камеры по инструкциям ФСИН — 12 человек, плюс огромные сумки с вещами.

Нетрудно посчитать, что людей в вагоны помещают в два раза больше, чем спальных мест. Спят зеки по очереди на нарах без матрасов и белья. Еду им дают в виде сухого пайка, в который входит «Доширак», по правилам, должны давать кипяток. В туалет выводит конвой. На стоянках, которые длятся от нескольких часов до суток, в туалет ходить не положено.

По дороге заключенные могут оказаться в нескольких пересыльных тюрьмах, а оттуда снова продолжать путь.

Вагонзаки прицепляются в голову или в хвост обычного поезда, они похожи на обычные багажные или пассажирские, но их номер всегда начинается с числа 76. Это знак для работников железной дороги, что вагон нужно изолировать ото всех остальных.

К столыпинскому вагону заключенных подвозят на автозаках, и сажают в вагон.

Кстати, «столыпинскими» вагоны называют потому, что в 1910 году во время аграрной реформы премьер-министра Петра Столыпина в них перевозили в Сибирь крестьян. Это были товарные вагоны, переделанные под перевозку людей вместе со скотом.

Использовать для перевозки заключенных их стали уже после смерти Столыпина, потом, во времена ГУЛАГа, пользовались такими вагонами, пока их не сменили так называемые теплушки, а затем вагонзаки уже современной конструкции.

Правозащитники говорят, что сейчас вагонзаки, наряду с конвойными комнатами в судах, остаются очень труднодоступными для наблюдателей местами.

Но если в конвойной комнате в суде человек находится несколько часов, то в столыпинских вагонах – сутками и неделями.

Глава московской Общественной наблюдательной комиссии Валерий Борщев рассказал ДОЖДЮ, какие нарушения допускают сотрудники ФСИН при этапировании заключенных.

Валерий Борщов, правозащитник: Во-первых, невыдача постельного белья в ночное время. Невозможно сходить в туалет во время длительных стоянок. Плохое вентилирование и освещение камер, совместная перевозка здоровых и больных заключенных.

Кстати, в случае именно с Развозжаевым важно, что правила этапирования обвиняемых, которые еще не осуждены за преступление, никак не отличаются от правил этапирования тех заключенных, в отношении которых уже есть обвинительный приговор суда. Развозжаева везут вместе с осужденными по самым разным статьям и, пользуясь его изоляцией от защитников и от общественных наблюдателей, могут оказывать на него давление прямо в этом поезде, полагает Валерий Борщев.

Валерий Борщев, правозащитник: Вовсе необязательно, что его там будут бить конвоири или кто-то другой. Отнюдь. Что такое «пресс-хата»? Это когда неугодного человека помещают в камеру с другими уголовниками, и они его избивают. Поэтому сделать из камеры Столыпина пресс-хату проблем не составляет.

С тем, что «этап» – самое опасное для заключенного время согласен и бывший менеджер ЮКОСа Владимир Переверзин, которому довелось уезжать из Москвы в столыпинском вагоне. Он рассказал, что этап из столицы до Владимира длился 15 часов – обычный пассажирский поезд проходит это расстояние за три часа.

Владимир Переверзин, бывший топ-менеджер компании ЮКОС: Он туда будет ехать долго, в несколько этапов, через несколько пересылочных тюрем.

И когда он попадает в какую-то пересылочную тюрьму, там тоже он находится в специальных транзитных камерах. Там чудовищные условия: клопы, тараканы и прочие бытовы неудобства. Может произойти все, что угодно.

И, возможно, какие-то провокации. Его могут посадить в какую-то пресс-камеру.

Кстати, интересно, что столыпинские вагоны вместе с правилами этапирования достались по наследству.

Источник: https://tvrain.ru/teleshow/here_and_now/kak_v_rossii_etapirujut_zakljuchennyh_i_chto_s_nimi_mozhet_sluchitsja_po_puti-334678/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *